Центровой
Total Football
05.03.2011
Total Football

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Aenean non suscipit augue. Curabitur ut nunc felis. Nam sed metus dui. Phasellus consequat, urna sed viverra sollicitudin, nulla elit malesuada velit, nec posuere urna mauris aliquam velit. Sed vulputate, lorem eget aliquet commodo, turpis nibh porta libero, et dictum tellus erat non enim. Curabitur justo dolor, hendrerit sit amet adipiscing sit amet, consectetur volutpat justo. Mauris tempus tellus sed sem tincidunt at hendrerit dui faucibus. Pellentesque habitant morbi tristique senectus et netus et malesuada fames ac turpis egestas. Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit.

- Вы с ЦСКА познали чемпионские времена. Три года без золота для вашей команды - ЧП?
- ЧП - это все-таки громко сказано. Но ностальгия по тем временам, когда становились первыми, есть. Каждый год мы ставим высокие цели. Но сезоны складываются по-разному. Если в чемпионате-2008 мы могли претендовать на золото, то в 2009-м году, когда стали пятыми, команда вряд ли могла рассчитывать на что-то большее.

- Можно ли назвать нынешний чемпионат так - "Зенит" и остальные?
- Пока питерская команда выглядит безоговорочным фаворитом. Но не стоит забывать и том, что прошла лишь половина чемпионата.

- Глядя на то, какими масштабами ведет селекционную кампанию "Зенит", не вспоминается ЦСКА пятилетней давности?
- Что-то похожее есть. Акценты делаются не только на международный, но и на российский рынок.

- ЦСКА при более сильном составе ни разу не выходил из группы в Лиге чемпионов. В этом году добрался до 1/4 финала. Парадокс?
- Участвуя несколько сезонов подряд в Лиге чемпионов, мы приобрели бесценный опыт. Поэтому на фоне "Вольфсбурга", "Бешикташа" и даже "Севильи" мы выглядели командой, уже познавшей накал страстей турнира. Мы не растерялись в нужный момент, и поэтому играли в четвертьфинале.

- Выход в 1/4 финала - потолок для нынешней команды?
- Мы сделали даже больше, чем были способны на тот момент. Хотя, если помечтать, при более удачном жребии ЦСКА мог выйти в

четвертьфинале на "Бордо" или "Лион", и тогда у нашей сказки был бы другой конец.

- Когда перед российским клубом можно будет ставить конкретную задачу: добиться победы в Лиге чемпионов?
- Для этого нужен качественный состав. На каждой позиции должны быть футболисты как минимум хорошего европейского уровня. И тренер, который будет на одной волне с командой.

- Вы играли в ЦСКА при разных составах. Насколько велик потенциал у нынешнего?
- В это трансферное окно мы приобрели двух нападающих очень хорошего уровня. Но в команде по-прежнему остаются проблемные позиции. Посмотрим, как сложится вторая половина сезона. Возможно, мы компенсируем проблемы другими качествами.

- Насколько велика заслуга Леонида Слуцкого в лигочемпионском успехе ЦСКА?
- Заслугу тренера недооценивать нельзя. Слуцкому удавалось находить нужные слова перед матчами. Он подводил нас к играм в оптимальном физическом и психологическом состоянии. Но главный союзник побед, на мой взгляд, это опыт, накопленный за годы нашего участия в Лиге чемпионов.

- Чем Слуцкий отличается от других тренеров?
- Слуцкий очень современный человек. Он мыслит в духе времени. А поскольку у нас в команде много молодежи, игрокам проще находить с ним общий язык по любому вопросу.

- Есть игроки, которым не нужна жесткая рука, но есть и такие, что без окриков расслабляются. В ЦСКА это не станет проблемой?
- Некоторые думают, что у Слуцкого мягкий характер. Они сильно ошибаются. У нашего тренера индивидуальный подход к каждому конкретному игроку. С кем-то он шутит и либеральничает, а с кем-то довольно жёсток.

- Есть ощущение, что в критической ситуации Слуцкий не потеряет рычаги управления командой?
- Он достаточно уверенный в себе человек, чтобы не "поплыть" в нужный момент. Вспомните: одним из дебютных матчей Слуцкого в ЦСКА была игра против "Манчестер Юнайтед" на "Олд Траффорд". Тогда он не растерялся и вел себя достойно. Результат игры говорит о том, что тренер адекватно воспринимал ситуацию, впитывал в себя нужную информацию и делал выводы после матчей.

- У ЦСКА было три тренера-иностранца, но каждый из них проработал в команде максимум полгода. О чем это говорит?
- Совпадение. О квалификации тренера нужно судить по результатам, которых он добивается. Национальность не имеет значения. Возьмем, например, Хиддинка или Адвоката. Важно, как тренер доносит свои мысли до игроков и как команда воспринимает его. Что касается тренеров ЦСКА, в уходе каждого из них были свои причины.

- Рамос успел за два месяца работы с ЦСКА дать вам что-то свое?
- Испанец - один из самых сильных тренеров, с которыми мне довелось поработать. Было видно, что мелочей в футболе для него не существует. Рамос очень четко и грамотно объяснял, как нам нужно играть и как нужно вести себя вне поля. Речь шла о правильном питании, профессиональном отношении к себе и партнерам, организованности не только на футбольном поле, но и в жизни. При Рамосе мы даже в столовую ходили все вместе. Сам же он следил за тем, что мы едим - вплоть до того, что каждому смотрел в тарелку. Запретил использовать в еде приправы, кетчуп, майонез. Убрал из рациона жирные продукты, добавил овощей. После тренировки на базе всегда лежал поднос со свежими фруктами, чтобы игроки могли подпитывать себя витаминами. До Рамоса такого не было. А сейчас есть.

- В ЦСКА в последние полтора года было много не только тренеров, но и новичков. Кто из новобранцев особенно поразил?
- На мой взгляд, в последние годы мы усиливались не слишком эффективно. Но нынешнее трансферное окно - исключение. Все три футболиста - Вагнер, Думбия и Тошич – очень ценные приобретения. Про Вагнера лишних слов говорить не нужно - он уже доказал, на что способен. У Думбия сейчас высокая мотивация – ему важно зарекомендовать себя, так что он настроен отдаваться игре полностью. Тошич – тоже индивидуально очень сильный футболист. При удачном раскладе новички могут проявить себя очень ярко.

- Есть ощущение, что вы испытываете особую симпатию к Хонде. Почему?
- Так получилось, что с первого дня на сборах мы сидели вместе за одним столом. На правах футболиста, который давно играет в команде, я помогал ему освоиться в команде, объяснял какие-то упражнения на тренировках. Общались на английском, который в разной степени знаем оба. Плюс наши жены стали общаться.

- Из множества легионеров, которые прошли через ЦСКА, с кем вам было легче всего найти общий язык?
- Самым открытым был Дуду. Очень веселый и артистичный парень, любил в шутку изобразить кого-нибудь из команды. К тому же он был единственным из бразильцев, кто выучил русский язык. С ним можно было поговорить на любую тему. Однажды мы обсуждали с ним бразильские сериалы, которые показывали у нас в 90-х. Мы его тоже удивили знанием бразильского, когда исполнили заглавную песню из «Рабыни Изауры» (улыбается).

- Главной звездной из бразильской плеяды 2000-х долго считали Карвалью. Когда вы поняли, что он уже не вернется на свой уровень?
- Наверное, в начале 2009-го. Зико пытался реанимировать Карвалью, давал ему шансы, даже в ущерб командным интересам. Дзагоева отправил в дубль. То есть даже особой конкуренции у Карвалью не было. Но когда после очередных нагрузок Карвальо опять получил травму, я понял: видно, не судьба ему снова заиграть в ЦСКА.

- Он не пытался преодолеть свои проблемы с лишним весом?
- Проблема была не только в весе. Мне показалось, что Даниэлю в целом не хватает мотивации.

- В середине-конце 2000-х в ЦСКА одновременно находилось по 4-5 бразильцев. Это было исключительно плюсом команды или в какой-то момент переросло в проблему?
- Проблем в этом точно не было. Практически все наши бразильцы были профессиональными ребятами, футболистами высокого класса. Другое дело, что само отношение к легионерам в нашей стране не очень правильное. В европейских клубах от футболистов в обязательном порядке требуют выучить язык той страны, в которой они играют. Просят соблюдать принятые там правила. У нас же по старой русской традиции очень увлекаются гостеприимством. В итоге футболисты играют у нас по пять-шесть лет и все равно не могут связать двух слов по-русски. Переводчики идут за ними тренажерный зал, в столовую. Сами ребята не могут объяснить, чего хотят скушать, и не понимают, сколько раз им надо выполнить то или иное упражнение. Разве для этих мелочей нужны переводчики? Мы иногда позволяем иностранцам запредельно комфортно чувствовать себя в нашей стране.

- Россияне, играющие в Англии, рассказывают, что недавно в этой стране ввели специальный экзамен для иностранцев на знание языка.
- Мне кажется, это правильно. Клуб предоставляет новичкам переводчика на три-четыре месяца, а дальше учи сам.

- На каком уровне находится ваш английский?
- Я взялся за него в 2007 году. Но, к сожалению, прогресс пока небольшой. Во-первых, нужна постоянная практика. Во-вторых, языком надо заниматься как минимум два раза в неделю. При моем графике найти стабильное место для занятий невероятно сложно. Сейчас мне удается заниматься в лучшем случае раз в две недели, и эти уроки носят скорее поддерживающий характер.

- Вы начали учить английский для общего развития? Или с мыслью о том, что он сможет пригодиться вам при переезде в Европу?
- Сейчас любому современному человеку нужно знать английский, вне зависимости от того, собирается он играть в Европе или нет.

- Ваш любимый чемпионат, как и у многих других - английский?
- Да. Я давно симпатизирую «МЮ» и «Арсеналу», отлично помню, как в 1990-х они постоянно бились за чемпионство. А после того, как Юрка Жирков уехал в Англию, я стал болеть и за «Челси».

- В чемпионате России вы выиграли все что можно. Какая у вас сейчас мотивация в ЦСКА?
- Мотивация у меня всегда одна - рост собственного футбольного мастерства. Она движет мной на протяжение всей карьеры. Не важно, в каком турнире я участвую, я всегда ставлю перед собой высокие цели. Мне повезло, что и клуб, в котором я играю, тоже ставит перед собой задачи максимум. Не говоря уже о сборной России.

- Первая реакция, когда вы узнали, что вас может купить «Спартак»?
- Подумал, что это неудачная шутка. Факс с предложением продать меня из «Спартака» действительно приходил. Об этом мне сообщили люди, близкие к руководству ЦСКА.

- Сейчас могли бы представить себя в каком-нибудь другом клубе?
- Вполне.

- Что будет двигать вами при переходе?
- Профессиональный рост, в первую очередь. Всё остальное во вторую. Соответственно, не могу с уверенностью говорить о том, что все оставшиеся годы в карьере проведу в ЦСКА.

- Заграница в мечтах еще есть? Или 31 год - это возраст, когда уехать объективно тяжело?
- Только в мечтах она теперь и есть (улыбается).

- В какой момент особенно сильно хотелось уехать?
- Это был период, начиная с 2007-го года. В тот момент я каждое трансферное окно воспринимал как возможность переехать в хороший европейский клуб. Но я не могу сказать, что я сейчас чувствую глубокое сожаление из-за того, что мне не удалось этого сделать.

- Как сами считаете, какая у вас цена на рынке?
- Тут весь вопрос в том, на каком рынке - российском или европейском. Если на нашем - примерно 10 миллионов евро. Лимит на легионеров повышает цены на игроков с российским паспортом. Да и посмотрите, какие цифры озвучивает в прессе «Зенит»! Так что тут сумма может быть любая. На европейском рынке эта цена гораздо ниже, примерно 3-4 миллиона евро.

- С ЦСКА сколько раз перезаключали контракт?
- Трижды.

- Это процедура, отнимающая нервы, или все просто: вам предложили сумму, срок и вы согласились?
- Бывало по-разному. Иногда я сам проявлял инициативу, иногда клуб.

- Президент клуба вас вызывал когда-нибудь на ковер?
- Да. Это было в 2008-м году, когда у меня сложились непростые отношения с Газзаевым. Мы сидели втроем и обсуждали сложившуюся ситуацию.

- Тяжелый был разговор?
- Да, нервный, причем для всех. Надо было разобраться в клубке противоречий. Но я не могу сказать, что этот разговор как-то помог. Он никак не повлиял на ситуацию и в чем-то даже стал формальностью.

- Вы сейчас спокойно относитесь к тому, что больше не являетесь капитаном ЦСКА?
- Спокойнее, чем в начале. Уже не думаю об этом.

- Год назад вы предельно откровенно рассказали о ваших отношениях с Газзаевым. Не жалели об этом?
- Я не преследовал цели кого-то обличить. Просто хотел дать развернутое интервью - о футболе и о жизни. Но вопросы были наболевшие.

- Как думаете, время способно сгладить ваши противоречия с Газзаевым?
- Для меня эта ситуация предельно ясна. Я знаю, где был неправ я и где был неправ главный тренер. Но мне сложно сказать, что думает об этом Газзаев, и что он будет думать потом.

- Пожмете ему руку при встрече?
- Конечно.

- Помимо сезона-2008 в ЦСКА, были еще периоды, когда футбол был в тягость?
- Для меня футбол никогда не был в тягость. Да, в тот момент случился конфликт с Газзаевым, и ситуация была не самой позитивной. Но на мое отношение к игре эта история никак не повлияла.

- В прошлом году у вас была неприятная допинговая история, в которую вы попали вместе с Алексеем Березуцким. Она отняла много нервов?
- Вплоть до самого заседания мы ощущали себя крайне некомфортно. О том, что нам запретили играть с "Бешикташем", мы узнали от генерального директора клуба после предыгровой тренировки. Тогда никто не понимал, где искать корни и причины этой ситуации. Мы находились в подвешенном состоянии.

- Вам ведь тогда даже пришлось сорваться из отпуска, чтобы присутствовать на заседании УЕФА?
- Мне просто пришлось отложить свой отпуск. Ощущения во время заседания? Все было примерно так, как показывают в кино. Типичный суд - комиссия из УЕФА в составе трех человек, секретарь, который записывает показания, в специальных кабинках – переводчики. Вызвались люди, которые каким-то образом помогали следствию, рассказывали о препарате судафед, который мы принимали. В общем, все было очень церемониально. Каждому из нас учинили форменный допрос. Я, Леша и доктор минут по 40 отвечали на вопросы.

- Что за вопросы?
- Они излагались по-разному, но смысл был один и тот же – выяснить причину образования запрещенного вещества катина в нашем организме. Они заходили то с одной стороны, то с другой. Возможно, пытались нас подловить на какой-то неточности. Мы объяснили, почему принимали, кстати, разрешенные таблетки, рассказали, в каком количестве.

- Помните сам момент, когда УЕФА объявлял свой вердикт?
- Конечно. После заседания нас попросили выйти в холл и подождать, пока будет идти обсуждение. Это, пожалуй, были самые трудные минуты. Мы ждали полтора часа и только потом нас пригласили обратно. Председатель комиссии встал и начал зачитывать приговор. Первые слова успокоили: было сказано, что мы должны пропустить всего одну игру, а клуб - заплатить штраф. Но потом последовала долгая речь, в которой объяснялись причины этого решения. Мы, честно говоря, насторожились. Подумали, а зачем нам все так подробно объясняют? Не припаяют ли чего-нибудь лишнего? Но, слава богу, все закончилось хорошо.

- Мысли о будущем вас посещают или живете только настоящим?
- После того, как я отпраздновал 30-летие, мне стали часто задавать подобные вопросы. Но для меня этот возраст не стал каким-то рубежом. Я по-прежнему живу футболом и планирую поиграть еще шесть-семь лет на хорошем уровне.

- Недавно вы сказали: возможно, еще сыграю на чемпионате мира 2018-го года.
- Меня спросили: рассчитываю ли я сыграть на чемпионате мира-2014? Я ответил: судя по тому, как в стране обстоит ситуация с центральными защитниками, я могу принять участие и в ЧМ-2018. И это не шутка (улыбается).

- Ваше будущее может быть не связано с футболом?
- Конечно. Но если я останусь в России, то, скорее всего, из футбола не уйду.

- Какие есть варианты, кроме футбола?
- Я сейчас всерьез подумываю о том, чтобы после окончания карьеры уехать жить в Европу. В России живут замечательные люди, но условия жизни меня категорически не устраивают. В чужой стране нужно начинать строить жизнь фактически заново, но я готов пойти на это, чтобы мои дети жили комфортно.

- После славной карьеры к 31 году футболист зарабатывает достаточно, чтобы не работать всю оставшуюся жизнь?
- Заработанных денег мне точно не хватит для того, чтобы просто лежать на пляже и ничего не делать. К тому же невероятно глупо бездельничать и без фантазии проживать оставшиеся годы.

- Винни Джонс сказал: "Если бы не футбол, я бы стал бандитом". Кем стали бы вы?
- Я сам много раз задумывался: что, если не футбол? Мне кажется, что я в любом случае был бы связан со спортом так или иначе. Я фанат спорта во всех его проявлениях. Жена часто вспоминает, как я смотрел женский гандбол до двух часов ночи и не мог оторваться (улыбается).

- Считается, что возраст от 30 до 40 критический для мужчин, многое в своей жизни хочется поменять. Вам уже хочется масштабных изменений?
- Нет. Я общался на эту тему со своими друзьями, которые прошли через кризис среднего возраста. Они говорят: «В эти годы человека могут терзать различные сомнения и мысли, все ли ты сделал правильно, не стоит ли изменить свою жизнь, пока не поздно». В то же время они добавляют, что у меня другой случай: «Ты можешь быть доволен своей карьерой и, возможно, этот период пройдет для тебя легче», - предполагают мои друзья. Надеюсь, что так оно и будет.

- Вы будете играть в футбол, пока коленки не сотрутся?
- Пока будут силы выступать на серьезном уровне и добиваться высоких результатов вместе с командой, в которой я играю. Если почувствую, что уже не соответствую уровню клуба, цепляться за футбол не буду. В первом и втором дивизионах доигрывать точно не хочу.

- Как-то вы рассказали о желании открыть пекарню. В какой стадии находится эта затея?
- Отложена до лучших времен. Хотя я пару лет думал о ее реализации очень серьезно. Но потом понял: пока я играю в футбол, два этих вида деятельности совмещать невозможно. Но когда завершу карьеру, то вполне могу вернуться к этому вопросу. Впрочем, у меня разные планы, касающиеся бизнеса.

- За последние годы у вас появились какие-то новые хобби?
- Третий сын (улыбается). Если его можно назвать хобби. Когда у тебя трое детей, свободного времени почти не остается. Хотя хобби можно назвать мой персональный сайт.

- Вы бы хотели, чтобы дети были футболистами?
- Для меня важнее, чтобы они стали хорошими людьми. Хотя, конечно, любой футболист мечтает, чтобы его сын тоже играл. Но тащить их за уши я не буду. Средний сын у меня сейчас занимается в футбольной школе. Пока ему нравится, а дальше будет видно. Старшему футбол неинтересен. И я не буду ему навязывать, лучше помогу в чем-то другом.

- На какой позиции играет средний сын?
- В обороне. Хотя я его отговариваю. Говорю: «На защитников все шишки падают. Давай, переходи поближе к чужим воротам». Он говорит: «Я сказал тренеру. Но он по-прежнему ставит меня в защиту».

- Верит в гены?
- Наверное.

- Чем увлекается старший сын?
- Он сейчас активно изучает английский. Этим летом вместе с одноклассниками он ездил в Лондон, жил в пансионате при Кембридже. А еще он занимается таеквондо. Это два его основных увлечения на данный момент.

- Чья была идея, чтобы вы открыли сайт?
- Моей жены. У меня не сложились отношения с прессой. Сайт был задуман, как способ общения без посредников. Блог и конференцию я пишу сам, модераторы редактируют и помещают информацию в соответствующие разделы. Послематчевые интервью я даю по телефону.

- Микст-зона - это по-прежнему не для вас?
- Я привык давать адекватные оценки происходящему. Сразу после игры мне это сделать очень тяжело.

- Журналистам лучше даже не пытаться вас останавливать?
- Исключения, конечно, бывают. Возможно, после какой-то победы мне захочется поделиться положительными эмоциями. Но в целом я по-прежнему не склонен давать комментарии сразу после матчей.

- Тренеры, например, обязаны делать это по регламенту.
- Тренеры - другое дело. Они не испытывают таких физических нагрузок как футболисты.

- Когда журналисты в очередной раз пытаются остановить вас в микс-зоне, что это вызывает? Улыбку или раздражение?
- Ни то, ни другое. Уже десять лет так хожу. Наверное, все привыкли.

- Одним из ваших первых тренеров был Юрий Севидов. Известие о его смерти сильно потрясло?
- Конечно. Помню, мы тогда находились на сборах в Марбелье, а он работал там же, только жил вместе с «Локомотивом». У нас тренировки обычно начинались в 11 часов. Мы собирались в холле, чтобы идти на футбольное поле. А в то утро, перед тем как выйти из номера, мне почему-то захотелось зайти в интернет и почитать последние новости. Хотя время было без пяти одиннадцать, и пора уже было выходить. Я открыл новостной сайт и сразу увидел это сообщение. Тренировка прошла для меня вхолостую. Я был шокирован этой новостью.

- Как вы относились к Севидову? Нынешнему поколению от него не раз доставалось «на орехи».
- Меня он не ругал никогда. А то, как он критикует других игроков, меня забавляло. Я достаточно хорошо знал характер Юрия Александровича, его прямоту. Если ему что-то не нравилось, он не молчал. И черное никогда не называл белым.

- Когда наши сборники после успеха на Евро-2008 кричали в автобусе нехорошие вещи про Севидова, что чувствовали?
- Мне было неприятно. Но я их понимал.

- Моратти, владелец «Интера», как-то сказал: «Для меня Луческу остается самым человечным тренером из всех, кого знал». Кто для вас самый человечный наставник?
- Виктор Михайлович Шустиков, мой первый тренер. Большой доброты человек. Он никогда не повышал на нас голос. Шустиков же был в моем восприятии добрым дедушкой. В детстве всегда по-особому любишь дедушек и бабушек, едешь к ним с большой охотой. Это всегда поблажки, пирожки, неповторимая теплота… В торпедовской школе, помню, тогда было два состава. Я был во втором, который как раз тренировал Шустиков. Перед нами не ставилось сверхзадач, может быть, поэтому наш коллектив напоминал дружную семью.

- В вашей жизни есть место традициям?
- Мы с женой стараемся, чтобы они были. Самые разные, начиная с живой елки на Новый год. Семья у нас молодая, традиции только закладываются. Сейчас мы строим загородный дом, он получается очень оригинальным, и мы хотим, чтобы у него было свое название. Хотим сделать такую вывеску.

- С названием еще не определились?
- Нет. Есть различные варианты. Не исключено, что все решится с помощью жребия, мы часто так решаем спорные вопросы.

- Традиционными стали ваши поездки в Америку. Что привлекает в этой стране?
- Это не традиция, следующий отпуск, например, мы хотим провести в Австралии. А Америка, конечно, великая страна. Многие вещи там заслуживают уважения. Например, отношение власти к простым людям. Я прекрасно понимаю, на чем строится патриотизм американцев, почему американцам порой удается выигрывать очень драматичные поединки. Думаю, у них нет проблем с мотивацией. Мы, к сожалению, не любим так свою страну, как те же американцы.

- Обнаружились за последние годы в вашем характере черты, которым не слишком рады?
- Заметил, что в 26-27 лет я стал более требовательным к своим партнерам по команде. Во время игры стал что-то подсказывать, комментировать чьи-то действия. Наверное, они не в восторге от этого. Я понимаю, что иногда стоит промолчать, но для пользы дела все равно пытаюсь внести какие-то коррективы в игру.

- Какая-то детская мечта живет с вами до сих пор?
- В детстве у меня, как и у всех ребят, которые занимались футболом, была мечта стать лучшим футболистом мира. Она со мной и по сей день. Другое дело, что сегодня она не так актуальна, как в начале моей футбольной карьеры. А вообще мечтать нужно о чем-то таком, о чем можно только мечтать. Другое дело - цели. Их надо ставить предельно конкретные и стараться реализовывать. Что я и стараюсь делать.

- Как должен закончиться этот год, чтобы по его окончании вы сказали: "Я доволен!"?
- Для этого мы должны стать чемпионами России. Тогда я буду действительно доволен.

БЛИЦ

- Кого из иностранных футболистов, играющих в премьер-лиге, вы бы взяли в сборную России?
- Вагнера.

- Самая дорогая похвала, которую получали в жизни?
- Приглашение из второго состава в первый в детской школе.

- Какой суммы в месяц вам достаточно для жизни без излишеств?
- Тысячи долларов.

- Если станете тренером, чего никогда себе не позволите?
- В присутствии других футболистов не буду критиковать кого-то одного.

- Кто самый гениальный футболист, с которым вы играли в одной команде?
- Лоськов.

- Что для вас самое трудное в общении с женщиной?

- Если женщина красивая, то мне всегда трудно с ней общаться. Я сразу теряюсь. Спросите мою жену.

- Когда в жизни сложная ситуация, к кому обратитесь в первую очередь?
- Буду решать проблему сам.

- Когда в последний раз сильно напивались?
- Не помню. Видимо, давно.

- Что для вас лучшее средство для снятия стресса?
- Общение с детьми.

- Какое самое заманчивое предложение вам делали в этом году?
- Друзья предложили забросить все и уехать отдохнуть в Армению. Я ответил: как-нибудь потом. Хотя компания была подходящая.

- У вас когда-нибудь доходило до слез на футбольном поле?
- На футбольном поле - нет, а в раздевалке едва не заплакал, когда в 2004-м году ЦСКА не стал чемпионом, упустив первое место на самом финише сезона.

- Самый крупный ущерб, который вы когда-то причиняли?
- В 2001-м году я забил гол "Тиролю", и эта команда не вышла в Лигу чемпионов, вследствие чего обанкротилась.

- Что бы вы взяли с собой на необитаемый остров?
- Семечки.

- Что бы вы спросили у президента России при личной встрече?
- Когда был прием в честь нашей бронзы, завоеванной на Евро-2008. Задал вопрос: сколько начеканите, Дмитрий Анатольевич? Он сказал, что не знает, но признался, что играет в футбол со своими детьми.

- Когда в последний раз пользовались общественным транспортом?
- Этим летом во время отпуска в Париже ездил на метро.

- Куда бы отправились на машине времени, если бы была такая возможность?
- В 70-е. Хотел бы пообщаться с Владимиром Высоцким.

- Почему вы редко улыбаетесь?
- Редко, но метко.

- В чем никогда нет недостатка у вас в холодильнике?
- В мороженном.

- С кем из партнеров готовы пойти в разведку?
- Не буду называть фамилий, чтобы остальные не обиделись.

- Когда сборная России выиграет чемпионат мира?
- В 2018-м году.

Ноябрь 2010 года

Автор - Денис Целых