Сергей Игнашевич в рубрике "Известные личности"
Nikon.ru
30.06.2010
Nikon.ru

«Великий немой» российского футбола, известный футболист, бронзовый призер чемпионата Европы 2008, обладатель кубка УЕФА и множества других наград, Сергей Игнашевич рассказал о футболе, семье и своем увлечении фотографией. Сергей - не только успешный и талантливый спортсмен, но и любящий муж, отец троих сыновей, фотографировать которых - одно из любимейших его занятий. Несмотря на безудержный ритм жизни профессионального спортсмена, Сергей Игнашевич находит время и для семьи, и для своих увлечений, одним из которых является фотография. Сергей до сих пор считает себя новичком в этом деле, однако не собирается останавливаться на достигнутом и твердо намерен совершенствовать свои навыки. Самореализовываться в новой для себя сфере известному российскому футболисту помогает Nikon.

- Сергей, скажите, как давно Вы увлекаетесь фотографией?

- Мое увлечение фотографией началось после знакомства с Алексеем Лебединским. Было это около трех лет назад. Мы вместе поехали отдыхать в Италию, и у него с собой была здоровая сумка с фотоаппаратом и разными объективами. Он надевал то один, то другой, менял в камере какие-то настройки. Я по его совету уже тогда купил себе Nikon D40x, но снимал только в автоматическом режиме. В общем, подход к фотографии у нас с ним был разный. Когда по возвращении домой мы обменялись фотографиями, я понял, зачем он таскал с собой эту здоровую сумку. После этого я тоже решил закупиться объективами и изучить устройство фотоаппарата.

- Какую часть своего свободного времени Вы посвящаете увлечению фотографией?
- Для меня фотография - способ запомнить то, что мне дорого. И я стараюсь сделать так, чтобы какие-то особенные моменты моей жизни на снимках получались красиво и качественно. Я фотографирую своих родных, друзей, делаю много снимков во время путешествий. Пока я не слишком доволен результатами. То и дело получаются снимки с браком: слишком темные или не в фокусе. Так что сейчас я собираюсь пойти в школу фотографии - буду уделять своему хобби больше времени.

- Каким был Ваш первый фотоаппарат?
- Обычная мыльница. Это был фотоаппарат родителей, мне его давали только по праздникам. Отношение к нему было формальное - как сейчас к тостеру или микроволновке. Разглядывая сейчас карточки, сделанные с помощью той мыльницы, понимаешь, что они, по большому счету, от подгоревших тостов ничем не отличаются.

- Почему Вы (в итоге) предпочли фотокамеру компании «Никон»?
- Как я говорил, эту камеру мне посоветовал Алексей Лебединский. Я просто ему доверился. Поскольку другого зеркального фотоаппарата у меня никогда не было, то я не знаю какой он: лучше, чем другие или хуже. Но он меня всем устраивает, и желания купить что-то другое пока не возникает.

- Что Вы больше всего цените в Вашей нынешней фотокамере?
- Мне нравится, что она маленькая и легкая - ее удобно брать с собой в путешествия. В то же время она обладает всеми техническими возможностями более серьезных фотокамер.

- Развивали ли Вы свои фотографические навыки и если да, то каким образом?
- Пока я только приставал к знакомым фотографам, чтобы они мне объяснили, что к чему. Вокруг футболистов всегда крутится много репортеров с фотоаппаратами, грех не воспользоваться такой возможностью. Нужно только посмотреть, кто на что снимает. Я заметил такую любопытную особенность: если подходишь к обладателям других фотокамер, они первым делом спрашивают: «А почему ты купил Nikon?».

- Что для Вас фотография, прежде всего, - способ надолго сохранить в памяти особенные моменты Вашей жизни или искусство, позволяющее создавать интересные образы и, порой, неожиданные сюжеты?
- Сохранить в памяти яркие и незабываемые моменты. Сейчас самые дорогие для меня фотографии - это снимки из моего детства. У меня их от силы штук пятнадцать - в основном это кадры, сделанные на разных мероприятиях в детском саду и школе, ведь родители сами у меня практически никогда не снимали. Смотришь - на первый взгляд самая обыкновенная карточка из садика: клетчатая рубашка, шортики, колготки... В то время всех детей так одевали. Но потом начинаются детали - на рубашке рисунок с самолетиками... и ты вспоминаешь эти самолетики, а вместе с ними солдатиков, в которые тогда играл, и девочку, которая тебе нравилась. Колготки такие, явно на два размера больше, с вытянутыми коленками, ... и ты вспоминаешь, как стоял в очереди с мамой за такими колготками, и за ее сапогами, и за Докторской колбасой... В общем, целый ворох образов восстанавливается по крупицам. Я осознаю, что пройдет несколько лет, и те кадры, которые я делаю сейчас, будут вызывать такие же эмоции. И сыновьям моим будет, что вспомнить о своем детстве.

- Расскажите о ваших мальчиках: на кого они больше похожи по характеру, чем увлекаются, любят ли футбол?
- Моим сыновьям от первого брака сейчас восемь и девять лет. Я много раз пытался понять, в кого же они пошли, и каждый раз приходил к выводу, что похожи они только на самих себя. Старший, Рома, к футболу равнодушен. Он занимается тейквондо. Дима, которому восемь лет, всегда хотел играть в футбол, и в прошлом году я отдал его в футбольную школу. У моего младшего сына, Сережи, мяч - любимая игрушка. Если взять его в магазин детских игрушек, он обязательно выйдет оттуда с новым мячом. Это забавно, но не более того... ему всего два года. А с наследственностью у Сережи очень любопытно получилось: по-характеру он - копия жены, а внешне - вылитый я. Когда мы подбирали фотографии для биографии на моем официальном сайте, выяснилось, что детских карточек не хватает. И мы разместили Сережины фотографии вместо моих, слегка подстарив их в фотошопе. И пока кроме моей мамы никто этого даже не заметил.

- Вы пока не задумывались об их будущем? Хотели бы вы, чтобы ваши сыновья продолжили династию, став футболистами?
- Наверное, любой футболист мечтает об этом. Но в истории очень мало таких примеров, когда сын повторяет путь своего отца. Я сейчас, пожалуй, кроме Паоло Мальдини никого и не вспомню. Есть такое мнение, что в спорте важен не столько талант, сколько характер. Я его полностью разделяю.

- А перед Вами когда-нибудь стояла проблема выбора профессии или Вы всегда знали, что хотите стать именно футболистом?
- Такая проблема выбора передо мной никогда не стояла. В детстве я был одержим идеей стать футболистом, причем самым лучшим в мире. Не помню ни одной игрушки, кроме мяча. Я спал с ним в обнимку, как многие спят с плюшевым медведем. Играл в футбол с утра до вечера: и во дворе, и дома, и со сверстниками, и со старшими ребятами. Мы даже футбольные ворота сами во дворе соорудили. Ходили по стройкам, собирали металлические трубы, а потом папа одного друга их сваривал. Это к вопросу о спортивном будущем моих детей - я не уверен, что кто-то из них сможет «заболеть» футболом так же, как я.

- Расскажите, как произошло Ваше первое знакомство с футболом? Помните ли Вы, какие эмоции испытывали, оказавшись впервые на стадионе?
- На футбол я впервые попал, когда уже начал заниматься в футбольной школе «Торпедо». Мне тогда было девять лет. Помнится, что играли «Торпедо» и «Динамо», и я буквально растворился в атмосфере стадиона. Девяносто минут для меня пролетели в два счета. Я так болел за своих, так хотел, чтобы они выиграли, а они, увы, уступили 0:2. Еще помню, что в конце матча я не выдержал и заплакал. И спросил отца: «Как же так? Почему они проиграли?..».

- Помимо футбола, какими видами спорта Вы увлекаетесь? Болеете ли за какой-нибудь клуб, скажем, в баскетболе или хоккее?
- Хоккей у меня стоит на втором месте после футбола. Я внимательно слежу за нашими спортсменами, играющими в НХЛ, и вообще за игроками, которые демонстрируют красивый и зрелищный хоккей. Например, Александр Овечкин, Семен Варламов, ну и финн Никлас Бекстрем в «Вашингтоне», Илья Ковальчук, Павел Дацюк... И, естественно, я болею за команды, в которых они играют. В российском хоккее я, конечно, болею за ЦСКА, а ещё персонально за «омича» Яромира Ягра, уже не первый сезон выступающего за омский «Авангард». Баскетбол смотрю реже, но плей-офф НБА и выступления ЦСКА в Евролиге стараюсь не пропускать.

- Известно, что спортсмены часто бывают суеверны. Какие приметы наиболее распространены в футболе?
- Лично у меня никаких примет нет. Ну а вообще, в спорте их очень много. Я знаю, что тренеры стараются не менять одежду после выигранного матча. Многие футболисты надевают бутсы с определенной ноги, подбирают ногу, чтобы шагнуть на поле. В НХЛ есть забавная традиция не бриться на протяжении всей серии плей-офф, и к концу серии игроки обрастают сантиметровыми щетинами. Хотя, если подумать, игры у них через день, а то и каждый день, не исключено, что им просто не до этого.

- Можете привести примеры, на Ваш взгляд, самых интересных и необычных ритуалов, совершаемых спортсменами перед игрой?
- Был такой случай во Владикавказе: местная «Алания» ехала в автобусе на матч с принципиальным соперником, и на каком-то из поворотов этот автобус увидела бабушка, обычная жительница Владикавказа, и помахала футболистам рукой. В том матче «Алания» победила, и тогда кто-то из руководства клуба велел разыскать бабушку и сделать так, чтобы каждый раз, когда команда ехала на игру, она бы стояла на том самом повороте и махала спортсменам рукой. Они даже маршрут никогда не меняли, чтобы её не пропустить.

- Номер, под которым Вы играете, имеет для Вас значение?
- Не знаю, почему так вышло, но есть определенные цифры, которые я считаю своими. И все они почему-то четные. В своей карьере я играл под вторым, четвертым, шестым и восьмым номерами. Когда я пришел в сборную мне достался пятый номер, но как только появилась возможность, я поменял его на шестой. Может быть, в этом и есть мое суеверие...

- Среди большого количества сыгранных Вами матчей, есть ли такие, которые имеют для Вас особенное значение? Расскажите о них.
- Конечно, самый главный матч в моей карьере - финал Кубка УЕФА против Спортинга. Я могу вспомнить всю игру до мельчайших подробностей. Особенно запомнился один момент, от которого у меня до сих пор мороз по коже. Мы ведем со счетом 2:1, Спортинг проводит атаку, которая по всем законам логики должна закончиться голом в наши ворота и сравниванием счета... Но тут происходит невероятное: португальский игрок попадает в штангу, от штанги мяч отлетает в другую штангу, катится по ленточке ворот, прямо в руки нашему вратарю. Это было настоящее чудо! Ну и, конечно, я отлично помню все матчи на Евро 2008. Когда ты понимаешь, что вся страна сейчас болеет за тебя, и от тебя зависит настроение миллионов людей, это просто сумасшедшее чувство.

- Сергей, любите ли Вы путешествовать? Какие места для отдыха предпочитаете?
- Я люблю путешествовать по тем местам, в которых раньше не был. А если возвращаться - то в Италию. Вот сейчас у нас как раз отпуск намечается, и мы думаем в Японию отправиться, о которой давно мечтаем, или опять в Италию, по которой уже соскучились.

- Чем именно Вам так близка Италия?
- Бывает такое, что попадаешь в какое-то место и понимаешь - это твое. Вот так и у меня с Италией. Мне там все нравится: и природа, и архитектура, и еда, и люди. Я очень люблю Рим, особенно осенью, когда он весь покрыт красно-желтыми листьями. Кажется, что каждая улочка, каждый дом имеет какую-то историю. Начинаешь интересоваться, и действительно: здесь писал «Мертвые души» Гоголь, а там снимались «Римские каникулы»... Мне кажется, я мог бы приезжать в Рим каждый год, и мне он все равно не надоест. Еще мне очень нравится бывать на озере Комо. Там настолько комфортно и спокойно,... иногда мне кажется, что именно там я хочу встретить свою старость.

- Не думали о том, чтобы переехать жить в Италию?
- Пока об этом можно только мечтать.

- А что Вы думаете об итальянском футболе? Симпатизируете ли какому-нибудь клубу?
- Итальянский футбол, в отличие от романтичной и многогранной Италии, довольно прагматичный и не слишком зрелищный. Футбольные клубы и сборная этой страны думают в первую очередь о сохранности своих ворот, а уж потом об атакующих действиях. Со стороны порой это выглядит довольно скучно.

- Чего, по Вашему мнению, не хватает российскому футболу на современном этапе?
- Нам не хватает хороших стадионов и культурных болельщиков.

- Чем, на Ваш взгляд, российский футбол принципиально отличается от европейского?
- Вы знаете, ни в одной стране мира я не слышал, чтобы болельщики во время матча хором кричали название своей страны, даже если играет клуб, а не сборная. Болельщику «Манчестер Юнайтед» даже в голову не придёт кричать: - «Ан-гли-я!» Во время какого-то поединка еврокубков. Наши же болельщики настолько патриотичны, что воспринимают соперника, практически, как врага всей нашей нации. Это очень забавно.

- Как вы относитесь к распространенной в настоящее время практике приглашения тренеров из-за рубежа?
- Если у иностранного тренера за плечами есть опыт больших побед, то я не вижу ничего плохого в том, чтобы он с нами им поделился.

- В чем была особенность подхода Г. Хиддинка к игрокам и футболу в целом?
- Если сравнивать его с тренерами, которые работали в сборной до него, то тут есть один принципиальный момент. Наши тренеры, люди советской закалки, как будто всегда боялись, что вот, команда проиграет, и их во всем обвинят. Они чувствовали какую-то чрезмерную ответственность за судьбу сборной. Отсюда были и нервы, и ошибки. Хиддинка же мало волновало, что ему скажут после той или иной игры. Он, как человек с огромным опытом работы на самом высоком уровне, был абсолютно уверен в том, что делает. Это здорово ощущалось, и во многом именно поэтому футболисты стали более уверенными в себе.

- Что для Вас сейчас приоритетнее сборная или клуб?
- И то и другое важно. Клуб это моя постоянная работа, а вызов в сборную я воспринимаю как национальный долг.

- Есть ли среди Ваших одноклубников те, кто разделяют Ваше увлечение фотографией?
- Я могу о чем-то не знать, но мне кажется, что нет. Очень жаль, потому что у нас в команде жизнь происходит не только на поле. А посмотришь фотографии - только игры и тренировки. Во время нашей последней поездки в Севилью мы катались по потрясающим местам на карете, и я очень пожалел, что ни у кого не оказалось с собой фотоаппарата.

- Как семья относится к Вашему увлечению фотографией?
- Моя жена тоже очень любит фотографировать. Судя по всему, нам придется покупать вторую камеру. Думаю, что это тоже будет Nikon, только более сложный. Мы уже привыкли к этой камере, да и объективами обросли.

- На Вашем официальном сайте представлено много оригинальных и вполне профессиональных фотографий, в том числе снимки Ваших замечательных детей. Есть ли среди этих фотографий те, которые сделаны Вами лично?
- Конечно. Я очень люблю фотографировать своих детей. Все важные события в их жизни я снимаю в подробностях. День рождения, первое сентября, первое купание в море... Они такие серьезные и такие искренние. Их просто невозможно не фотографировать.

- Есть ли в Вашем фотоархиве работы, которыми Вы особенно гордитесь и почему?
- Пока мне особенно нечем гордиться. Хотя фотографии, на которых мне удалось поймать настроение, я могу пересматривать бесконечно.

- Вы получаете большее удовольствие и удовлетворение от самого процесса создания фотографии или от результата проделанной работы?
- Результат все-таки важнее. Мне нравится пересматривать фотографии, особенно те, которые были сделаны давно. В моем ноутбуке, который я всегда беру с собой на выездные игры и сборы, есть почти все имеющиеся у меня снимки. Люблю смотреть их в режиме слайд-шоу.

- Предпочитаете больше портретную или пейзажную съемку?
- Я люблю фотографировать людей, когда они специально не позируют. В таком случае кадр получается живым, он передает атмосферу, настроение. А пейзажи люблю снимать в путешествиях, особенно городские пейзажи. В городах получаются потрясающие снимки. В Венеции, например, я сделал около двухсот фотографий и все они, как на подбор. И это не моя заслуга, это такой город. В нем как ни снимай, все получится красиво.

- Что чаще всего становится объектом для Ваших фотографий за рубежом - архитектура, природа или люди?
- И то, и другое, и третье. Хотя нет... всё-таки мне немного неловко фотографировать незнакомых людей.

- Вы обычно печатаете фотографии или храните их на электронных носителях?
- Я не печатаю фотографии в альбомы - в компьютере их легче найти. Но развешивать карточки на стены в красивых рамках - это мое любимое занятие.

- Планируете ли Вы в дальнейшем совершенствовать и углублять свои знания в области искусства фотографии?
- Как я уже говорил, в ближайшее время собираюсь пойти в школу профессиональной фотографии. У нас с фотоаппаратом все-таки еще нет полного взаимопонимания. Причем, я его не понимаю, естественно, чаще, чем он меня.